+7(905)985-76-17

Просматривая даже современные зарубежные фильмы о работе врачей  и парамедиков скорой помощи мы неоднократно видим картину – на пациента надевают воротник Шанса и следующим этапом  дают дышать кислород. Такая картина уже давно в прошлом.

Современный протокол оказания помощи пациентам с расстройствами дыхания подразумевает кислородотерапию только при значительном снижении сатурации. Ниже 92%. И проводится она только в том объеме, который необходим для поддержании сатурации 92%.

Почему?

Организм наш устроен так, что для его функционирования нужен кислород, но еще в 1955 году было выяснено….

Изменения, возникающие в легочной ткани при воздействии различных концентраций кислорода отмечались как in vivo так и in vitro. Первые признаки изменения структуры альвеолярных клеток становились заметными через 3-6 часов ингаляции высоких концентраций кислорода. При продолжающемся воздействии кислорода поражение легких прогрессирует и животные погибают от асфиксии (P.Grodnot, J.Chôme, 1955).

Токсическое влияние кислорода в первую очередь проявляется в органах дыхания (М.А.Погодин, А.Е.Овчинников, 1992 Г.Л.Моргулис и соавт., 1992., M.Iwata, K.Takagi, T.Satake, 1986; O.Matsurbara, T.Takemura, 1986; L.Nici, R.Dowin, 1991; Z.Viguang, 1992; K.L.Weir, P.W Johnston, 1992; A.Rubini, 1993).

Использование высоких концентраций кислорода тоже может запускать ряд патологических механизмов. Во-первых, это образование агрессивных свободных радикалов и активация процесса перекисного окисления липидов, сопровождающегося разрушением липидного слоя клеточных стенок. Особенно этот процесс опасен в альвеолах, так как они подвергаются действию наибольших концентраций кислорода. При длительной экспозиции 100%-ный кислород может вызывать поражение легких по типу острого респираторного дистресс синдрома. Не исключено участие механизма перекисного окисления липидов в поражении других органов, например мозга.

Что же получается, когда мы начинаем ингалировать человеку кислород?

Концентрация кислорода на вдохе повышается, в результате кислород начинает во-первых воздействовать на слизистую трахеи и бронхов снижая продукцию слизи, и кроме того высушивая ее. Увлажнение здесь работает мало и не так как хочется, потому как кислород, проходя через воду часть ее превращает в перекись водорода. Ее не много, но для воздействия на слизистую трахеи и бронхов – вполне достаточно. В результате этого воздействия снижается продукция слизи и трахеобронхиальное дерево начинает сохнуть. Затем, кислород попадает в альвеолы, где уже воздействует напрямую на сурфактант, содержащийся на их поверхности.

Начинается окислительная деградация сурфактанта. Сурфактант формирует определенное поверхностное натяжение внутри альвеолы, что позволяет ей держать свою форму и не спадаться. Если сурфактанта мало, а при ингаляции кислорода как раз скорость его деградации становится гораздо выше скорости его производства эпителием альвеолы, альвеола теряет свою форму и спадается. В результате – повышение концентрации уровня кислорода на вдохе приводит к возникновению дыхательной недостаточности. Следует отметить, что процесс этот не быстрый, и бывают ситуации, когда ингаляции кислорода могут спасти пациенту жизнь, но только на довольно короткий промежуток времени. Длительные же ингаляции, даже не очень больших концентраций кислорода однозначно приводят легкие к частичному ателиктазированию и в значительной степени ухудшают процессы отхождения мокроты.

Таким образом, в результате ингаляции кислорода можно получить эффект абсолютно обратный – ухудшение состояния пациента.

Что же делать в данной ситуации?

Ответ лежит на поверхности – нормализовать газообмен в легких не изменением концентрации кислорода, а нормализацией параметров

вентиляции. Т.е. нам необходимо заставить альвеолы и бронхи работать так, что бы и 21% кислорода в окружающем воздухе организму хватало для нормального функционирования. В этом помогает неинвазивная вентиляция легких. Однако всегда надо учитывать, что подбор параметров вентиляции при гипоксии – процесс довольно трудоемкий. Кроме дыхательных объемов, частоты дыхания, скорости изменения давлений на вдохе и выдохе нам приходится оперировать и множеством других параметров – артериальное давление, давление в легочной артерии, индекс сопротивления сосудов малого и большого круга. Зачастую приходится использовать и медикаментозную терапию, ведь легкие – не только орган газообмена, но и своеобразный фильтр, определяющий скорость кровотока как по малому, так и по большому кругу кровообращения. Описывать сам процесс и патологические механизмы в нем участвующие здесь наверное не стоит, ибо это займет не одну сотню страниц, наверное лучше описать, что в результате получает пациент.

Как правило, в результате длительных ингаляций кислорода человек буквально «прикипает» к кислородному концентратору. Почему – мы описали выше. Но еще хуже, то, что в процессе лечения кислородным ингалятором, для более-менее комфортного состояния пацента требуются все большие и большие концентрации кислорода. Причем потребность в увеличении подачи кислорода постоянно нарастает. Возникает такое чувство, что без кислорода человек больше жить не может. Все это приводит к тому, что человек теряет возможность сам себя обслуживать.

Что получается, когда мы начинаем заменять кислородный концентратор на неинвазивную вентиляцию легких? Ситуация меняется координально. Ведь неинвазивная вентиляции легких нужна только эпизодически – максимум 5-7 раз в день, а как правило пациенты обходятся и 2-3 сеансами по 20-40 минут. Это в значительной мере социально реабилитирует пациентов. Возрастает толерантность к физической нагрузке. Уходит одышка. Человек может себя обслуживать, жить не привязанный к аппарату. И главное – мы не выжигаем сурфактант и не сушим слизистую.

Человек имеет свойство болеть. Как правило именно респираторный заболевания вызывают резкое ухудшение состояния пациентов. Если это случилось – то количество сеансов неинвазвиной вентиляции в течение дня необходимо увеличить. Пациенты сами, иногда даже лучше чем врач, определяют когда им необходимо опять подышать на аппарате.



 



создание сайта